Вооружен и очень опасен!

opasen

Действующий Уголовный процессуальный (без дефиса) кодекс был принят 13.04.2012 года и вступил в силу  19.11.2012 года. До сих пор  мы называем его «новым», хотя, надо сказать, на практике он  совсем не блестит (или не блещет?).  До этого  22 года после  провозглашения независимости в уголовном  производстве Украины работал  дедушка - УПК  1960 года, УПК  советской правовой системы, имевшей традиционную  еще со времен царской России  карательную ориентацию .

Известный русский и советский ученый – юрист , доктор юридических наук, профессор П.И.Люблинский  (1882-1938 г.г. )почти сто лет назад  писал: «У русских совершенно отсутствуют законы. У них единственно допустимой в уголовном процессе формой является битье обвиняемого до тех пор, пока он не признается в своем преступлении, а если он настойчиво отрицает его, то битье обвинителя до тех пор, пока он не возьмет обратно своего свидетельства». Понятно, что такая доктрина уголовно-процессуального законодательства не соответствовала «Европейским стандартам», и  к 2012 году потребность ее  изменить стала настоятельной необходимостью.

И вот он, результат!

book

На страницах нового УПК -  почти дословно процитированные из Международного пакта о гражданских и политических правах и Европейской конвенции по правам человека  принципы уголовного производства, среди которых верховенство права, неприкосновенность жилища  и права собственности, презумпция невиновности, право на защиту, обеспечение права на обжалование процессуальных решений  - всего 22  замечательных « загальних засад кримінального провадження». Под этими лозунгами чинно выстраиваются  готовые к состязанию  фаланги  – «сторона  обвинения» и «сторона  защиты», вооруженные равными процессуальными правами.  И над ними  -  Суд,  не в роли карательного органа, а в роли  непредвзятого и праведного арбитра в честном поединке обвинения и защиты!

Изящно, красиво  и  как смотрится из европейского «прекрасного далека»!

Увы, в наших реалиях  изящному и красивому  не место в  следственных кабинетах и залах судебных заседаний, а презумпция невиновности  -  не стена, можно и подвинуть.   А   основные принципы – «основні засади кримінального провадження»,  воплощенные в конкретных нормах  кодекса -   те еще «засады».

Так, с вступлением в силу  нового УПК  оказаться втянутым   в стремительно вращающийся барабан  машины досудебного следствия стало горазда проще.  Причем очутившийся  там может даже не знать, что он «попал» - механизм внесения  информации в Единый  реестр досудебных расследований  скрыт от посторонних глаз, а  возведение    негласных следственных (розыскных ) действий в ранг  полноценных доказательств делает их применение все  обыденнее и популярнее.

Выскочить  же из  следственного барабана на начальном этапе вообще не реально – обжалование факта внесения сообщения о преступлении в Единый реестр досудебных расследований , как и обжалование «повідомлення про підозру»,  кодексом не предусмотрено, несмотря на провозглашенное в п.17 ст.7  обеспечение права на обжалование процессуальных решений.

Безусловно, введение состязательности в уголовном процессе  -  огромный прогресс в защите прав  человека и в  повышении значения  роли защитника. Но  регламентированный УПК состязательный процесс, с учетом  ст.. 93 УПК , является скорее «условно-состязательным», поскольку  поставить знак равенства между  правами  и возможностями стороны обвинения и стороны защиты,  предусмотренными соответственно  частями 2 и 3  статьи 93, рука не поднимается.  И еще. Защита в рамках процесса  по конкретному  уголовному производству  всегда  играет черными.

chess

Защитник вступает в дело , когда  первый ход обвинением  - «повідомлення про підозру» – уже сделан.  В суде  первыми исследуются доказательства обвинения.   Таким образом, у обвинения в наличии   право и возможность воздействовать на суд  всем известной силой ПЕРВОГО  впечатления.   Защита же вынуждена  ломать уже сложившийся у суда под влиянием  текста  обвинительного акта и представленных прокурором доказательств стереотип. Белые начинают и выигрывают?

Но главной и самой страшной засадой в нашем уголовном процессе на сегодня являются… люди! Похоже, гены системы, которая 22 года не могла расстаться со старым  советским УПК, показателями раскрываемости и  рассмотрением оправдательного приговора  как  смертного приговора  всей системе  досудебного следствия,  передаются из поколения в поколение…Со слов  известного адвоката, представителя интересов Мирославы Гонгадзе Валентины Теличенко , эксперты Совета Европы оценивают наш новый УПК положительно, но тем не менее отмечают следующее: "Если ваши следователи, ваши прокуроры и ваши судьи не отвечают лучшим европейским стандартам, то не закон в этом повинен".

«Если бы законы могли говорить вслух, они бы первым делом пожаловались на законников».      Джордж Савиль (Сэвил) Галифакс (1630 — 1695) — английский государственный деятель».

Наверх